Закон о коллекторах спровоцирует новую волну ужесточения требований к заемщикам

Закон о коллекторах создает массу лазеек для уклонения от выплаты долга, считают игроки рынка. Риски кредиторов вырастут, а взыскание подорожает, что спровоцирует новую волну ужесточения требований к заемщикам. В итоге закон защитит тех, кто не хочет платить по кредитам, и создаст дополнительные проблемы для добросовестных клиентов.

Вечером во вторник, 21 июня, в третьем, окончательном, чтении Госдумой принят закон "О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности", который коротко называют "законом о коллекторах". Проект был внесен спикерами Совета Федерации и Госдумы Валентиной Матвиенко и Сергеем Нарышкиным на фоне громких нарушений закона со стороны коллекторов в регионах. Он вступит в силу 1 января 2017 года, так что у взыскателей и кредиторов есть полгода, чтобы переформатировать свой бизнес.
Первоначальная версия законопроекта у рынка вызвала недоумение: она жестко ограничивала право на взыскание и несла в себе очень высокие риски дестабилизации банковского сектора. Окончательный вариант, который был принят, довольно заметно отличается он первоначального. Он разрабатывался с учетом мнения игроков: представителей коллекторских агентств, в том числе петербургских, вызывали на обсуждение закона.
Коллектор в законе
Однако бизнес так и не был услышан, считает директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Борис Воронин: "Обсуждение этой темы изначально вышло из профессиональной плоскости в популистскую. И, несмотря на десятилетнее обсуждение некоего "законопроекта о коллекторах" для регулирования этого рынка, создание текста именно этого закона велось в большой спешке. В результате закон получил совершенно новую направленность, его главным концептом стала защита прав должника".
Документ запрещает коллекторам применять физическую силу и угрожать ее применением, причинять вред здоровью и имуществу, оказывать психологическое давление и вводить в заблуждение. Звонить должнику коллектор с 2017 года сможет не больше 2 раз в неделю, а встречаться лично — не чаще раза в неделю. Также коллекторам запрещается общаться с должником по ночам — с 22:00 до 08:00 в будни и с 20:00 до 09:00 в выходные.
В последней версии сохранен курс на "очищение" рынка от небольших игроков. Основные требования к агентствам — госпошлина в размере 100 тыс. рублей, страхование профессиональной ответственности на сумму 10 млн рублей, размер чистых активов не менее 10 млн рублей. "Мы как представители отрасли выступали за то, чтобы появились регулятор и реестр профессиональных взыскателей, а также за ряд ограничений финансового характера по включению коллекторских компаний в реестр. Эти ограничения серьезны и будут способствовать уходу с рынка мелких полукриминальных игроков", — говорит генеральный директор Первого коллекторского бюро Павел Михмель. "В целом можно сказать, что закон в большей степени направлен на защиту заемщиков и ограничение возможности кредиторов по возврату средств", — добавил он.
Сейчас положения закона доработали, но в то же время законодатели оставили положение, в котором теперь защищать должников сможет только адвокат, отметил генеральный директор юридического агентства "Тамерлан" Артем Егоров, который также участвовал в обсуждении законопроекта. "Смысл данной инициативы понятен: одновременно урегулировать рынок антиколлекторских услуг и убрать с рынка недобросовестных игроков. Но это положение поднимет стоимость на квалифицированную юридическую защиту для заемщиков, поскольку услуги адвоката стоят в разы дороже, чем того же юриста, но без статуса адвоката. Это пожелание участников законодатели проигнорировали", — говорит Артем Егоров.  
"Кредиторы и коллекторы будут вынуждены увеличить расходы на судебное взыскание и на свои юридические подразделения, поскольку дела теперь будут гораздо быстрее в массовом порядке передаваться в суд", — прогнозирует директор НАПКА Борис Воронин. Коллекторы уже ищут способы изменить свой бизнес в соответствии с новым законом, причем даже те, кто не работает с физлицами. "Мы не занимаемся долгами по кредитам и долгами физических лиц, в отношении которых нет решения суда, но в основном работаем с фактами неплатежеспособности в корпоративном секторе. Закон нас напрямую не затрагивает, но, естественно, мы будем вынуждены корректировать нашу практику в соответствии с законодательством. Что конкретно будем предпринимать, будет ясно, когда закон будет окончательно опубликован. Скорее всего, из названия нашей компании исчезнет слово "коллекторское", но возможно, что мы пройдем соответствующую аккредитацию, когда будут понятны механизмы оной. Также будем готовиться к запросам проверяющих органов — однако нас и так регулярно проверяют", — говорят в пресс-службе агентства "РРК".
Ставки взлетят вслед за рисками
Вместе с очищением рынка и защитой прав заемщика закон несет в себе "побочный эффект" в виде возможного падения собираемости долгов, роста рисков кредиторов и удорожания взыскания, которые они будут закладывать в требования к новым заемщикам и в ставки по кредитам.
"Полагаем, что компании, отдающие большой объем долгов на аутсорсинг, будут вынуждены существенно перестроить модель скоринга, ужесточив его условия. Риски невозврата, по нашим оценкам, вырастут на 20-25%", — прогнозирует генеральный директор сервиса онлайн-займов "Робот Займер" Сергей Седов. "Риск невозврата кредита вырос после принятия поправок к закону "О банкротстве". А вот принятый закон скорее не увеличит риски невозврата кредита, а удорожит взыскание. Безусловно, если расходы на взыскание вырастут, кредитные организации не преминут возложить их на плечи заемщиков", — уверен Артем Егоров.
Достаточно неосторожным является сохранение меры по временным рамкам, в частности пункта о возможности прекратить взаимодействие с коллекторами через 4 месяца после возникновения просроченной задолженности, добавляет Сергей Седов: "Принятие данного положения может позволить клиентам уклоняться от выплаты долга. Ведь в таком случае работа по урегулированию задолженности перейдет в поле судебных приставов, у которых и кроме этого работы много. Поэтому ждать от них оперативной и эффективной работы не приходится. Более того, это открывает большие перспективы для мошеннических схем со стороны заемщиков. Еще после принятия проекта в первом чтении были выявлены многочисленные попытки уклонения от выплаты долга, а дальше может быть больше".
"Введение ограничений на количество контактов с должниками и возможности отказа со стороны должника от контакта с кредитором или коллектором приведет к замедлению процесса взыскания, переводу части взыскания в плоскость принудительного исполнения судебных решений, что создаст определенное давление на кредиторов в части формирования резервов и соблюдения нормативов ЦБ по достаточности капитала, — говорит президент "Секвойя Кредит Консолидейшн" Елена Докучаева. — Однако надеюсь, что это все же не окончательный вариант, что работа над законопроектом продолжится путем принятия поправок, как это бывает со всеми новыми законодательными документами после определенного периода их применения на практике".
Количество судебных обращений в сфере взыскания долгов по кредитам вырастет в несколько раз, составив десятки тысяч дел, а судебная система на данный момент не готова к большому объему дел по взысканию долгов, считает председатель правления "Сентинел Кредит Менеджмент" Ольга Мазурова. По ее прогнозу, значительно вырастут затраты на сопровождение процесса взыскания — государственная пошлина, расходы на оплату услуг представителей в суде, почтовые расходы, другие судебные издержки: "Помимо нагрузки на судебную систему, возрастет нагрузка и на Федеральную службу судебных приставов, сейчас она составляет около 8-10 тыс. производств на одного судебного пристава-исполнителя в год. Это может привести к негативным для кредиторов последствиям: они будут получать постановления о прекращении исполнительного производства в связи с невозможностью взыскания (отсутствием имущества и должника)".
В официальных комментариях кредиторы утверждают, что повышения ставок после вступления закона в силу не последует, однако рисковые модели придется поменять. "Ограничение частоты и времени контактов адресовано для работы с добросовестными клиентами, которые хотят исполнять свои обязательства, но временно не могут. Но в реальности к закону постоянно будут обращаться недобросовестные заемщики, которые не хотят оплачивать свою задолженность и будут прикрываться им. Поэтому риск вырастет у сегмента заявителей с доходом ниже среднего и банки будут вынуждены ужесточить политику их кредитования", — говорит директор департамента портфельного менеджмента банка "Восточный" Евгений Низовкин. Ставки не вырастут, так как они ограничены максимальным значением ПСК, но снизится объем кредитования сегмента клиентов с доходом ниже среднего и клиентов с просрочками оплаты предыдущих кредитов, считает он.
Банки уже значительно ужесточили свои требования к заемщикам. Из кредитного процесса практически исключены заемщики с низкими доходами, в портфелях растет доля крупных залоговых кредитов. Политика банков пока не меняется, несмотря на некоторое замедление темпов роста просроченной задолженности по сравнению с прошлым годом (на 1 мая с начала года объем долгов вырос на 10%, тогда как в прошлом году рост за аналогичный период составил 17%, оценили в ОКБ). Закон о коллекторах станет дополнительным фактором ужесточения требований к новым заемщикам: вероятность возврата долга снизится. Доля просроченных кредитов по итогам мая достигла 18,2%, общее число просроченных кредитов с начала года выросло на 959 тыс. и превысило 13,7 млн кредитов.

Вечером во вторник, 21 июня, в третьем, окончательном, чтении Госдумой принят закон "О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности", который коротко называют "законом о коллекторах". Проект был внесен спикерами Совета Федерации и Госдумы Валентиной Матвиенко и Сергеем Нарышкиным на фоне громких нарушений закона со стороны коллекторов в регионах. Он вступит в силу 1 января 2017 года, так что у взыскателей и кредиторов есть полгода, чтобы переформатировать свой бизнес.

Первоначальная версия законопроекта у рынка вызвала недоумение: она жестко ограничивала право на взыскание и несла в себе очень высокие риски дестабилизации банковского сектора. Окончательный вариант, который был принят, довольно заметно отличается он первоначального. Он разрабатывался с учетом мнения игроков: представителей коллекторских агентств, в том числе петербургских, вызывали на обсуждение закона.

Коллектор в законе

Однако бизнес так и не был услышан, считает директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Борис Воронин: "Обсуждение этой темы изначально вышло из профессиональной плоскости в популистскую. И, несмотря на десятилетнее обсуждение некоего "законопроекта о коллекторах" для регулирования этого рынка, создание текста именно этого закона велось в большой спешке. В результате закон получил совершенно новую направленность, его главным концептом стала защита прав должника".

Документ запрещает коллекторам применять физическую силу и угрожать ее применением, причинять вред здоровью и имуществу, оказывать психологическое давление и вводить в заблуждение. Звонить должнику коллектор с 2017 года сможет не больше 2 раз в неделю, а встречаться лично — не чаще раза в неделю. Также коллекторам запрещается общаться с должником по ночам — с 22:00 до 08:00 в будни и с 20:00 до 09:00 в выходные.

В последней версии сохранен курс на "очищение" рынка от небольших игроков. Основные требования к агентствам — госпошлина в размере 100 тыс. рублей, страхование профессиональной ответственности на сумму 10 млн рублей, размер чистых активов не менее 10 млн рублей. "Мы как представители отрасли выступали за то, чтобы появились регулятор и реестр профессиональных взыскателей, а также за ряд ограничений финансового характера по включению коллекторских компаний в реестр. Эти ограничения серьезны и будут способствовать уходу с рынка мелких полукриминальных игроков", — говорит генеральный директор Первого коллекторского бюро Павел Михмель. "В целом можно сказать, что закон в большей степени направлен на защиту заемщиков и ограничение возможности кредиторов по возврату средств", — добавил он.

Сейчас положения закона доработали, но в то же время законодатели оставили положение, в котором теперь защищать должников сможет только адвокат, отметил генеральный директор юридического агентства "Тамерлан" Артем Егоров, который также участвовал в обсуждении законопроекта. "Смысл данной инициативы понятен: одновременно урегулировать рынок антиколлекторских услуг и убрать с рынка недобросовестных игроков. Но это положение поднимет стоимость на квалифицированную юридическую защиту для заемщиков, поскольку услуги адвоката стоят в разы дороже, чем того же юриста, но без статуса адвоката. Это пожелание участников законодатели проигнорировали", — говорит Артем Егоров.

"Кредиторы и коллекторы будут вынуждены увеличить расходы на судебное взыскание и на свои юридические подразделения, поскольку дела теперь будут гораздо быстрее в массовом порядке передаваться в суд", — прогнозирует директор НАПКА Борис Воронин. Коллекторы уже ищут способы изменить свой бизнес в соответствии с новым законом, причем даже те, кто не работает с физлицами. "Мы не занимаемся долгами по кредитам и долгами физических лиц, в отношении которых нет решения суда, но в основном работаем с фактами неплатежеспособности в корпоративном секторе. Закон нас напрямую не затрагивает, но, естественно, мы будем вынуждены корректировать нашу практику в соответствии с законодательством. Что конкретно будем предпринимать, будет ясно, когда закон будет окончательно опубликован. Скорее всего, из названия нашей компании исчезнет слово "коллекторское", но возможно, что мы пройдем соответствующую аккредитацию, когда будут понятны механизмы оной. Также будем готовиться к запросам проверяющих органов — однако нас и так регулярно проверяют", — говорят в пресс-службе агентства "РРК".

Ставки взлетят вслед за рисками

Вместе с очищением рынка и защитой прав заемщика закон несет в себе "побочный эффект" в виде возможного падения собираемости долгов, роста рисков кредиторов и удорожания взыскания, которые они будут закладывать в требования к новым заемщикам и в ставки по кредитам.

"Полагаем, что компании, отдающие большой объем долгов на аутсорсинг, будут вынуждены существенно перестроить модель скоринга, ужесточив его условия. Риски невозврата, по нашим оценкам, вырастут на 20-25%", — прогнозирует генеральный директор сервиса онлайн-займов "Робот Займер" Сергей Седов. "Риск невозврата кредита вырос после принятия поправок к закону "О банкротстве". А вот принятый закон скорее не увеличит риски невозврата кредита, а удорожит взыскание. Безусловно, если расходы на взыскание вырастут, кредитные организации не преминут возложить их на плечи заемщиков", — уверен Артем Егоров.

Достаточно неосторожным является сохранение меры по временным рамкам, в частности пункта о возможности прекратить взаимодействие с коллекторами через 4 месяца после возникновения просроченной задолженности, добавляет Сергей Седов: "Принятие данного положения может позволить клиентам уклоняться от выплаты долга. Ведь в таком случае работа по урегулированию задолженности перейдет в поле судебных приставов, у которых и кроме этого работы много. Поэтому ждать от них оперативной и эффективной работы не приходится. Более того, это открывает большие перспективы для мошеннических схем со стороны заемщиков. Еще после принятия проекта в первом чтении были выявлены многочисленные попытки уклонения от выплаты долга, а дальше может быть больше".

"Введение ограничений на количество контактов с должниками и возможности отказа со стороны должника от контакта с кредитором или коллектором приведет к замедлению процесса взыскания, переводу части взыскания в плоскость принудительного исполнения судебных решений, что создаст определенное давление на кредиторов в части формирования резервов и соблюдения нормативов ЦБ по достаточности капитала, — говорит президент "Секвойя Кредит Консолидейшн" Елена Докучаева. — Однако надеюсь, что это все же не окончательный вариант, что работа над законопроектом продолжится путем принятия поправок, как это бывает со всеми новыми законодательными документами после определенного периода их применения на практике".

Количество судебных обращений в сфере взыскания долгов по кредитам вырастет в несколько раз, составив десятки тысяч дел, а судебная система на данный момент не готова к большому объему дел по взысканию долгов, считает председатель правления "Сентинел Кредит Менеджмент" Ольга Мазурова. По ее прогнозу, значительно вырастут затраты на сопровождение процесса взыскания — государственная пошлина, расходы на оплату услуг представителей в суде, почтовые расходы, другие судебные издержки: "Помимо нагрузки на судебную систему, возрастет нагрузка и на Федеральную службу судебных приставов, сейчас она составляет около 8-10 тыс. производств на одного судебного пристава-исполнителя в год. Это может привести к негативным для кредиторов последствиям: они будут получать постановления о прекращении исполнительного производства в связи с невозможностью взыскания (отсутствием имущества и должника)".

В официальных комментариях кредиторы утверждают, что повышения ставок после вступления закона в силу не последует, однако рисковые модели придется поменять. "Ограничение частоты и времени контактов адресовано для работы с добросовестными клиентами, которые хотят исполнять свои обязательства, но временно не могут. Но в реальности к закону постоянно будут обращаться недобросовестные заемщики, которые не хотят оплачивать свою задолженность и будут прикрываться им. Поэтому риск вырастет у сегмента заявителей с доходом ниже среднего и банки будут вынуждены ужесточить политику их кредитования", — говорит директор департамента портфельного менеджмента банка "Восточный" Евгений Низовкин. Ставки не вырастут, так как они ограничены максимальным значением ПСК, но снизится объем кредитования сегмента клиентов с доходом ниже среднего и клиентов с просрочками оплаты предыдущих кредитов, считает он.

Банки уже значительно ужесточили свои требования к заемщикам. Из кредитного процесса практически исключены заемщики с низкими доходами, в портфелях растет доля крупных залоговых кредитов. Политика банков пока не меняется, несмотря на некоторое замедление темпов роста просроченной задолженности по сравнению с прошлым годом (на 1 мая с начала года объем долгов вырос на 10%, тогда как в прошлом году рост за аналогичный период составил 17%, оценили в ОКБ). Закон о коллекторах станет дополнительным фактором ужесточения требований к новым заемщикам: вероятность возврата долга снизится. Доля просроченных кредитов по итогам мая достигла 18,2%, общее число просроченных кредитов с начала года выросло на 959 тыс. и превысило 13,7 млн кредитов.

Деловой Петербург 23.06.2016

Если к вам пришёл коллектор
Работа Бюро с заемщиком начинается с официального обращения к заемщику, содержащего информацию о существующей задолженности, возможных способах ее погашения и предложением погасить ее в максимально...
Нам нужны профессионалы
НАО «Первое коллекторское бюро» - крупная российская компания, созданная в 2005 году, на сегодняшний день является одним из лидеров рынка коллекторских услуг в РФ. В настоящий момент штатная...