За 2017 год подано 495 000 исков.
Выиграно 400 000 исков

"Должен — не спорю. Отдам нескоро" - статья в "Хабаровских вестях"

"Должен — не спорю. Отдам нескоро" - статья в "Хабаровских вестях"
21.11.2012

 

 

Стать должником до смешного просто — достаточно иметь паспорт, и банки с радостью выдадут вам кредит. Для этого даже из дома не всегда выходить надо: один звонок — и ты уже в долгах. Не рассчитали свои силы или (тьфу-тьфу-тьфу) остались без работы — будьте готовы познакомиться с коллекторами.

Говорим — «паяльник», подразумеваем — «коллектор»

Что представляется при слове «коллектор», с учетом, что вы не трудитесь в сфере ЖКХ и, собственно, не коллектор? Правильно — мужчина, хорошего физического сложения, готовый тряхнуть за шкирку несчастного должника. Этот образ сформировался у нас в 90-е годы так крепко, что держится до сих пор. К примеру, на запрос «коллектор с паяльником» поисковик выдает 813 тысяч ответов! И это при том, что сами специалисты по взиманию долгов от данного инструмента всячески открещиваются.

Коллекторский бизнес появился в России вместе с перестройкой. Новоиспеченные коммерсанты занимали деньги, открывали дела, но не всегда могли отдать долг в означенный срок. Тогда на пороге их фирмы возникали крепыши, чаще всего бывшие сотрудники ФСБ или МВД, и интересовались причиной задержки. Согласитесь, таких ребят обманывать себе дороже! Тогда «коллекторами» их называли редко, разве что они сами. В обиходе было более емкое и звучное слово «рэкетиры».

В финансовый кризис 2008 года у коллекторов было невероятно много работы. Сограждане, набрав потребительских кредитов, в одночасье оказались должниками — не с чего занятые у банка деньги отдавать! Банки сами не справлялись с огромным количеством нерадивых заемщиков и передавали их коллекторам. К тому времени они стали более цивилизованными: биты и паяльники лежали по шкафам, кожаные куртки заменили костюмы. Да и методику выбивания долгов пришлось пересмотреть — прямые угрозы, как ни крути, нарушение закона. Поэтому коллекторы стали использовать психологическое давление. Схема проста и не идет вразрез с законом.

— Во всех репортажах и передачах пишут и показывают, что мы — зло, люди 90-х, которые работают утюгом и паяльником, — констатирует Артем Сальников, директор департамента организации процессов востребования «Первого коллекторского бюро».

— А где ваш паяльник?

— Нет его у меня, — разводит руками Артем. — Коллекторы — это не бандиты, которые любыми средствами выбивают из людей долги. Мы выступаем посредниками между банком и заемщиком, который по каким-то причинам перестал платить кредит. Причем у нас трудится много женщин, и показатели у них выше, чем у мужчин. Видимо, им проще убедить должника одуматься и начать платить.

Берешь чужое и на время…

В разработку коллекторам попадают заемщики, пропавшие из видимости банка на три месяца. Это время в банке еще ждут, накручивают пеню за каждый день просрочки, а затем передают все данные коллекторам. Все по-честному. Сумма не обязательно должна быть запредельной — достаточно взять в кредит телефон или чайник и «забыть» за него платить.

— К каждому должнику ищем свой подход, у нас нет задачи загнать человека в долговую яму, — уверяет Артем. — В некоторых банках штрафы несоизмеримы с суммой изначального долга. К примеру, человек должен был отдать 10 тысяч, а с пеней уже накапало двадцать. Мы можем попросить банк уменьшить штраф. Но это при условии, что человек идет на контакт и готов платить, но по каким-то объективным причинам не смог этого сделать. Зачастую бывает, что заемщик попал в сложную жизненную ситуацию, и вместо того чтобы обратиться в банк и попытаться объяснить свое положение, он пытается сбежать от проблемы. Не понимает, что делает только хуже.

Работа с должниками у коллекторов проходит в несколько этапов. Первым делом неплательщика извещают СМС или по электронке, что согласно ФЗ № 152 его данные начинает обрабатывать коллекторское агентство. Содержание послания не несет угроз, не описывает беспросветное будущее оппонента — запугивать клиента запрещено. Он должен понять, что ему протягивают руку помощи. Если это сообщение не пробудило в гражданине дремлющую совесть, следующим этапом будут звонки по телефону.

… а отдавать свое и навсегда

Call-центр коллекторского бюро — огромное помещение, по западной технологии обставленное в несколько рядов небольшими столами-бюро со стеклянными перегородками. На входе оптимистическая надпись «Команда победы». Здесь стоит шум, как на бирже: одновременно несколько десятков сотрудников звонят неплательщикам, их родственникам и работодателям.

— Это Сергей Сергеевич из коллекторского бюро, — слышно в общей какофонии голосов. — Да, это снова я. Когда вы думаете долг гасить?

— Ну что же вы, Серафима Петровна, — укоряющее басит рядом коллега. — Вы же мне обещали, что часть заплатите на этой неделе. У вас же зарплата в понедельник была, надо платить. Зачем же меня обманываете, я вам поверил… Ветер на улице, понимаю, но мы же договорились. Одевайтесь потеплей, как заплатите, сразу позвоните, я же переживаю…

— Не знаете, где ваш сын живет? С девушкой сошелся? И ни телефона, ни адреса девушки не знаете? Продавщицей работает? Записываю…

Со стороны выглядит все пристойно, но должник от звонков коллекторов чувствует себя загнанным зверем. Он взвинчен и думает только о том, как ему избавиться от этих приставал.

— Мне звонили коллекторы на протяжении месяца, — рассказывает хабаровчанин Дмитрий. — Бабушка по незнанию взяла овердрафт в одном из банков в 30 тысяч рублей. Потом была вынуждена рассчитываться, выплачивая проценты. Но умерла, так и не успев погасить свой кредит. Банк претензий не предъявлял, а через полгода после смерти бабушки нам пришло письмо от коллекторов, которые угрожали нам уголовными статьями и заключением под стражу. Сумма долга увеличилась уже в два раза. Мы не стали отвечать, но через некоторое время начались звонки. Каждый вечер звонили разные девушки, но у всех была одна цель — заставить заплатить долг. Одни пытались договориться по-хорошему, другие — напугать. Как-то наш разговор с коллектором завершился криком: «Все, к вам выехал участковый, встречайте!» Звонки пока прекратились, пришли два письма, похожие на первое послание. Посмотрим, что будет дальше.

Город должников?

В сall-центр набирают людей с устойчивой психикой — надо уметь сохранять спокойствие, когда на том конце провода должник вывернет на вас ушат, ну как бы это помягче обозначить, чего… И обзываются, и матерятся, а потом еще могут заявить, что коллектор своим звонком причинил им моральные страдания. Чтобы избежать огульных обвинений, в центре ведется запись всех разговоров, так что оппонент может понести наказание за оскорбление сотрудника.

Помимо стрессоустойчивости коллектор должен обладать юридическими знаниями и быть хорошим психологом. Чтобы должник проникся и понял: коллектор ему друг, который хочет помочь в беде. Ни НЛП (нейро-лингвистическое программирование), ни кодовых слов коллекторы не используют. Или просто не признаются в этом.

Сотрудники сall-центра без устали набирают номера все новых заемщиков, их работодателей и родственников. Бесконечный поток звонков — возникает чувство, что в долгах весь Хабаровск!

— Нет, конечно, не весь, — улыбается Сальников. — Но клиентов у нас много. В стране вообще какой-то культ кредитования! Люди берут заем и не думают о том, что надо возвращать. Финансовая грамотность на низком уровне — редко кто обдуманно и взвешенно подходит к кредитованию. Сам работал несколько лет в банке: объясняешь клиенту, что проценты будут, как производить платеж, а он торопится потратить, не слушает тебя. А потом глаза округляет, когда комиссионные платить надо!

По статистике до 30% заемщиков начинают рассчитываться с банком после телефонного разговора с коллектором. С остальными 70% продолжается работа.

— Если видим, что клиент трудится, получает заработную плату, позволяет себе дорогие покупки, а платить кредит не хочет, включаем наше подразделение. У нас разветвленная сеть по всем городам, — говорит директор. — Специалисты выезжают к клиенту на дом, на работу. Если он по-прежнему отказывается платить, передаем дело в суд и представляем интересы банка в суде.

Должник — это…

Неплательщиков хватает в любой сфере деятельности. Но чаще всего должниками оказываются мужчины в возрасте от 25 до 30 лет и старше сорока. Обычно это коммерсанты или работники частных фирм, где зарплату выдают в конвертах.

— Когда начинаешь разбираться, выясняется, что нерадивый заемщик — человек, который по жизни ко всему относится халатно, — объясняет Артем. — У него и алименты не оплачены, и штрафы ГИБДД. Есть хронические должники, которые и не собирались отдавать кредит. Выручает то, что банки теперь ведут кредитную историю, и однажды обманув банк или затянув срок выплаты, человек уже не сможет стать заемщиком. Даже за нечестного родственника могут взять «на карандаш» и отказать в кредите.

 

Елена Ларионова, депутат Хабаровской городской думы:

— Если человек попал в трудную жизненную ситуацию, потерял работу, а у него непогашенный кредит, не надо пытаться спрятаться от проблем. Не стоит доводить дело до знакомства с коллекторами. Лучше обратиться за помощью к депутату по своему избирательному округу — вместе можно найти выход из создавшейся ситуации, помочь устроиться на работу, поддержать человека.

 

Ирина ТРОЦЕНКО

Источник:  "Хабаровские вести"


Возврат к списку

Другие новости

06.12.2012
В ходе собрания, состоявшегося 5 декабря, в рамках подготовки к получению статуса добровольной самор...
29.11.2012
В преддверии новогодних праздников Открытое акционерное общество "Первое коллекторское бюро" проводи...