Массированная реклама настойчиво предлагает сегодня все новые банковские продукты, возможно, и вы, дорогой читатель, уже имеете какие-то обязательства перед банками.Чем грозит заемщикам не просчитанная наперед жизнь взаймы? Этот вопрос стал главным при обсуждении за круглым столом редакции, где собрались банкиры, судебные приставы, представители коллекторских агентств и журналисты.

По данным главного управления Центробанка России по Кемеровской области, с 2007-го по 2011 год объем кредитов, предоставленных кузбассовцам, вырос в 1,8 раза: на 1.05.2011 население области должно было вернуть банкам более 85 млрд. руб. Эта сумма сопоставима с бюджетом области. Можно ли говорить о начале нового кредитного бума?

Ирина Щеглова, заместитель директора Кемеровского филиала ОАО «Банк Москвы»:

– С позиций моего банка, кредитный бум – это период 2007-2008 гг., когда отмечался наибольший пик кредитования физических лиц. Сегодня я бы говорила о росте кредитования.

Сергей Костин, начальник управления по работе с проблемной задолженностью Кемеровского отделения Сибирского банка Сбербанка России:

– В отличие от нормального кредитного процесса, бум предполагает, что количество тех, кто получает кредит, не соответствует реальной емкости кредитного рынка. По моим субъективным ощущениям, эта ситуация действительно имеет место. Многие банки дают сегодня кредиты под высокий процент, предполагающий более либеральный подход к потенциальным заемщикам. Такие моменты обеспечения, как залоги и поручительство, при этом отсутствуют. Конечно, и суммы выдаются незначительные. Но при тотальном охвате населения, и в том числе его люмпенизированных групп, возврат таких кредитов становится проблематичным. Чтобы выбраться из этой ямы, банки вынуждены проводить новый набор рекрутов из подрастающего поколения заемщиков.

Ольга Коновальцева, главный специалист-эксперт отдела организации исполнительного производства УФССП России по Кемеровской области:

– Бум предполагает, что не только много берут, но и возвращать начинают меньше. Если за весь 2010 год в отделах судебных приставов области находилось свыше 92 тысяч исполнительных производств по взысканию кредитной задолженности, то за 5 месяцев текущего года – уже 65 тысяч. Налицо явный рост невозвратов.

– Центробанк эту тенденцию подтверждает: за последние пять лет просроченная задолженность кузбассовцев по кредитам выросла в 6,66 раза. Сегодня граждане не могут вернуть банкам свыше 8 млрд. руб. – 10% от общей суммы долга. А кто чаще всего попадает в категорию неплательщиков: заведомые мошенники? Кредитоманы, набирающие множество мелких кредитов? Жертвы форс-мажорных обстоятельств?

Ирина Щеглова:

– На первое место я бы поставила кредитоманов. Добавив к их характеристике определение «финансово неграмотные». Эти люди не могут принять взвешенное решение, потому что не в состоянии просчитать, что они могут позволить себе со своим уровнем зар­платы.

Второе место занимают мошенники, которые брали кредит, изначально не собираясь его отдавать. Такие люди были и, наверное, будут. Третье место – у тех, кто попал в трудные жизненные обстоятельства.

Сергей Костин:

– С точки зрения количества просроченных кредитов, кредитоманы действительно самые проблемные. А если смотреть на сумму долга, больше всего проблем доставляют мошенники.

Илья Кругляков,руководитель отдела инкассации проблемной задолженности ОАО «Первое коллекторское бюро»:

– По данным нашего агентства, 77% всех долгов приходится на потребительские кредиты. 15% составляют автокредиты, и только 2% – ипотека.

Чаще всего в должники попадают кредитоманы. Бывают случаи, когда человек набирает до 8 кредитов. При заработной плате 14 тыс. руб. ежемесячные платежи по всем графикам составляют у него порядка 30-35 тысяч. Соответственно, расплатиться он не может.

Характеристики неплательщиков, с которыми мы работаем, следующие. Их возраст за последний год увеличился в среднем до 37 лет. Преимущественно это мужчины-горожане со среднеспециальным образованием. Но и доля женщин-должниц достаточно велика. Средняя сумма долга у мужчин составляет 98 тыс. руб., у женщин — 22-23 тыс. руб. Большая часть «просрочки» по автокредитам и потребительским займам приходится на мужчин (90% от всей задолженности в этой группе), в то время как на долю женщин приходятся в основном долги по кредитным картам (86%).

Что касается заведомых мошенников, их доля составляет 1,5-2%. Выявить таких людей сложно, но возможно.

Действия заемщика-физического лица квалифицируются по ст. 159 УК РФ (мошенничество) в том случае, если на стадии оформления займа он представляет заведомо ложную информацию о себе (о доходах, наличии займов в других кредитных организациях и т.д.). Собственно размер кредита на возбуждение уголовного дела не влияет: момент мошенничества фиксируется действиями физлица, направленными на получение материальных благ.

Как показывает практика работы оперативных и следственных подразделений, в 70-80% случаев суды выносят по таким делам обвинительные приговоры. В лучшем случае осудят условно, в худшем – придется отсидеть в тюрьме реальный срок. Таким образом, большая часть кредитоманов может быть признана мошенниками.

– Как банки могут оградить себя от недобросовестных заемщиков?

Ирина Щеглова:

– Все эти годы мы работаем над методиками оценки рисков. И сегодня у «Банка Москвы» налажено взаимодействие с бюро кредитных историй. Это очень действенный метод. Несмотря на то, что при подаче заявки наши специалисты расспрашивают клиента о наличии у него кредитов в других банках и объясняют, к каким последствиям может привести закредитованность, многие люди скрывают реальную информацию. При проверке через бюро она выясняется.

Что касается проблемной задолженности, она растет в основном по кредитам, выданным до кризиса. А выданные сейчас демонстрируют более высокий уровень ответственности заемщиков: просроченных среди них менее одного процента.

Сергей Костин:

– В Сбербанке подход к выдаче кредитов достаточно консервативный, помимо залогового обеспечения, у нас активно используется поручительство. Достаточно много кредитов, где у одного заемщика 2-4 поручителя. Это позволяет нам более действенно взыскивать просроченную задолженность: исполнительный лист отправляется ко всем, кто официально трудоустроен. Если приводить цифры, это выглядит так. В кредитном портфеле Кемеровского отделения СБ РФ порядка 40 тыс. заемщиков, из них около 2,5 тыс. в той или иной степени проблемные. В категорию «судебников» попадают примерно 1,5 тыс. человек. А с учетом их поручителей в качестве ответчиков мы рассматриваем уже около 5 тысяч.

Ольга Коновальцева:

– В интересах банков при рассмотрении вопроса о выдаче кредитов направлять запрос в соответствующее структурное подразделение судебных приставов по месту жительства потенциальных заемщиков. Чтобы узнать, нет ли в отношении их исполнительных производств. Это позволит сразу отсеять тех, кто берет кредиты в разных банках и не гасит. Координаты наших подразделений размещены на сайте управления.

– Кто более уязвим в случае невозврата долга? Заемщик, против которого выступает мощная машина: банки, судебные приставы, коллекторы, и все они вроде бы «прессуют» бедолагу? Или все-таки банки, которые, несмотря на усилия названных структур, с большим трудом возвращают свои средства?

Илья Кругляков:

– Мне не нравится слово «прессуют». Эти методы взыскания – из 1990-х годов. Сегодня и коллекторские агентства, и службы безопасности банков работают в рамках закона. Коллекторы осуществляют розыск должников, ведут с ними переговоры. Банки, конечно, уязвимы: с некоторых должников взять действительно нечего. Но в определенной мере кредитные организации сами виноваты в этом. Повсеместные лозунги «Купи сейчас, плати потом» могут вскружить голову вполне добропорядочным гражданам.

Ольга Коновальцева:

– Больше всего уязвимы поручители. Когда заемщик по каким-то причинам прекращает выплаты по кредиту и выясняется, что он уже нигде не работает и имущества у него нет, взыскание обращается на доходы и имущество поручителей. Исполнительный лист приходит к ним на работу, и бухгалтерия начинает удерживать 50% их заработка в пользу банка, у которого они ничего не брали. А у них могут быть свои кредиты, и, поскольку денег на жизнь остается очень мало, формируется задолженность перед «их» банком… Я уж не говорю о том, что их имущество может быть описано и реализовано в погашение чужого долга. В основном поручители – люди из близкого окружения заемщика. Это тоже к вопросу о финансовой грамотности населения.

Сергей Костин:

– Только на первый взгляд кажется, что человек, который не возвращает небольшой кредит, неуязвим, потому что взыскать с него нечего. Даже признав задолженность безнадежной ко взысканию, мы продолжаем возбуждать по ней исполнительные производства. И до сих пор «помним» долги конца 90-х. Тот, кто сейчас не хочет сотрудничать с банком, рано или поздно начинает получать гарантированные выплаты – ту же пенсию, например. А с нее долг будет удерживаться автоматически – со всей пеней, которая набежала за эти годы. Жить в кредит – это нормально, весь цивилизованный мир так живет. Но жить нужно правильно, выстраивая жизнь всерьез и надолго.

Валентина Акимова.

 Источник: Газета « Кузбасс»

Если к вам пришёл коллектор
Работа Бюро с заемщиком начинается с официального обращения к заемщику, содержащего информацию о существующей задолженности, возможных способах ее погашения и предложением погасить ее в максимально...
Нам нужны профессионалы
НАО «Первое коллекторское бюро» - крупная российская компания, созданная в 2005 году, на сегодняшний день является одним из лидеров рынка коллекторских услуг в РФ. В настоящий момент штатная...