Генпрокуратуру попросили отменить "запрет коллекторов" в Кемерово

Ассоциация коллекторов попросила Генпрокуратуру оспорить закон Кемеровской области о деятельности коллекторов, так как он мешает компаниям взыскивать долги

Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) обратилась 21 апреля в Генпрокуратуру России и прокуратуру Кемеровской области с просьбой оспорить в суде нормативный акт, который мешает работать коллекторам в этом регионе. «Мы хотим, чтобы Генпрокуратура либо отменила этот закон, либо четко подчеркнула, что запрещена только противоправная деятельность», — говорит директор НАПКА Борис Воронин.
6 апреля губернатор Кемеровской области Аман Тулеев поручил депутатам принять региональный законопроект о деятельности коллекторов. Уже 7 апреля закон был принят, говорится в письме НАПКА. Если ссылаться на точные формулировки, то закон запрещает «коллекторскую деятельность (деятельность по возврату долгов), нарушающую права и законные интересы физических лиц». При этом под коллекторской деятельностью понимается «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность юридических и физических лиц, направленная на систематическое получение прибыли от действий по взысканию задолженности».
Тогда на сайте администрации Кемеровской области появилось сообщение с заголовком «Аман Тулеев потребовал прекратить работу коллекторских агентств в Кузбассе и оформить запрет законодательно» со следующей цитатой губернатора: «Ни один коллектор не имеет права «вышибать» долги с кузбассовцев с 6 апреля 2016 года. Другого выхода нет. Мы не можем допустить, чтобы наших людей убивали».
В итоге общественность неверно поняла этот закон, потому что Тулеев четко заявил перед СМИ и силовыми структурами, что закон запрещает деятельность коллекторов полностью, поясняет директор НАПКА Борис Воронин. «В результате за две недели на адрес ассоциации поступили многочисленные жалобы от коллекторских агентств на предмет того, что закон нарушает права, свободы и законные интересы коллекторов. После принятия закона должники, которые ранее шли на контакт, стали массово отказываться от общения с коллекторами. Люди начинают говорить, что коллекторов запретили, и возвращать долги они не собираются», — рассказывает Воронин.
Вторая проблема, которая появилась после введения закона, — это повышенное бюрократическое давление, говорит Воронин. По его словам, после звонка коллектора граждане обращаются в полицию, которая направляется в офис, нарушает порядок работы. «Потом по местным телеканалам появляется ролик о том, что в очередной раз была пресечена деятельность коллектора», — добавляет Воронин.
«Должники на момент принятия закона действительно начали отказываться от общения с коллекторами, — говорит пресс-секретарь Первого коллекторского бюро (ПКБ), у которого в регионе пять филиалов, Ольга Горелова. — Не читая закон, они утверждали, что коллекторы запрещены, однако это не совсем так, если посмотреть внимательно формулировку закона».
Сейчас в Кемеровской области из крупных коллекторских компаний работают ПКБ, НСВ, компания «Траст». При этом Кемеровская область относится к числу российских регионов с одним из самых высоких уровней долговой нагрузки в России, говорит директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков. Так, в конце 2015 года текущая долговая нагрузка (доля платежей по кредиту в доходе) среднего заемщика из Кемеровской области составила 32,22%, когда среднероссийский показатель равен 22,70%, приводит данные Волков. В отличие от большинства российских регионов показатель долговой нагрузки в течение 2015 года в Кемеровской области увеличился на 1 п.п., в то время как в среднем по России этот показатель за тот же период снизился на 3,91 п.п., отмечает Волков.
«Мы надеемся, что закон будет признан недействительным. Но готовы к тому, что будут причины для формального отказа удовлетворить нашу просьбу», — говорит Воронин.
Аман Тулеев поручил принять закон после случая в городе Искитим Новосибирской области, где вечером 30 марта четверо мужчин напали на семью женщины, которая не успела вовремя погасить долг по микрокредиту. Она утверждала, что коллекторы потребовали вернуть 240 тыс. руб., хотя сумма займа изначально составляла 5 тыс. руб., похитили мобильный телефон, избили ее мужа и ребенка, а с ней «совершили насильственные действия сексуального характера».
20 апреля прошло заседание комитета Госдумы по финрынку, на повестке которого было заявлено рассмотрение закона о коллекторах, подготовленного спикером Совета Федерации Валентиной Матвиенко. Однако из-за того что правительство должно внести в законопроект очередные поправки, рассмотрение законопроекта было перенесено на май

Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) обратилась 21 апреля в Генпрокуратуру России и прокуратуру Кемеровской области с просьбой оспорить в суде нормативный акт, который мешает работать коллекторам в этом регионе. «Мы хотим, чтобы Генпрокуратура либо отменила этот закон, либо четко подчеркнула, что запрещена только противоправная деятельность», — говорит директор НАПКА Борис Воронин.

6 апреля губернатор Кемеровской области Аман Тулеев поручил депутатам принять региональный законопроект о деятельности коллекторов. Уже 7 апреля закон был принят, говорится в письме НАПКА. Если ссылаться на точные формулировки, то закон запрещает «коллекторскую деятельность (деятельность по возврату долгов), нарушающую права и законные интересы физических лиц». При этом под коллекторской деятельностью понимается «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность юридических и физических лиц, направленная на систематическое получение прибыли от действий по взысканию задолженности».

Тогда на сайте администрации Кемеровской области появилось сообщение с заголовком «Аман Тулеев потребовал прекратить работу коллекторских агентств в Кузбассе и оформить запрет законодательно» со следующей цитатой губернатора: «Ни один коллектор не имеет права «вышибать» долги с кузбассовцев с 6 апреля 2016 года. Другого выхода нет. Мы не можем допустить, чтобы наших людей убивали».

В итоге общественность неверно поняла этот закон, потому что Тулеев четко заявил перед СМИ и силовыми структурами, что закон запрещает деятельность коллекторов полностью, поясняет директор НАПКА Борис Воронин. «В результате за две недели на адрес ассоциации поступили многочисленные жалобы от коллекторских агентств на предмет того, что закон нарушает права, свободы и законные интересы коллекторов. После принятия закона должники, которые ранее шли на контакт, стали массово отказываться от общения с коллекторами. Люди начинают говорить, что коллекторов запретили, и возвращать долги они не собираются», — рассказывает Воронин.

Вторая проблема, которая появилась после введения закона, — это повышенное бюрократическое давление, говорит Воронин. По его словам, после звонка коллектора граждане обращаются в полицию, которая направляется в офис, нарушает порядок работы. «Потом по местным телеканалам появляется ролик о том, что в очередной раз была пресечена деятельность коллектора», — добавляет Воронин.
«Должники на момент принятия закона действительно начали отказываться от общения с коллекторами, — говорит пресс-секретарь Первого коллекторского бюро (ПКБ), у которого в регионе пять филиалов, Ольга Горелова. — Не читая закон, они утверждали, что коллекторы запрещены, однако это не совсем так, если посмотреть внимательно формулировку закона».

Сейчас в Кемеровской области из крупных коллекторских компаний работают ПКБ, НСВ, компания «Траст». При этом Кемеровская область относится к числу российских регионов с одним из самых высоких уровней долговой нагрузки в России, говорит директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков. Так, в конце 2015 года текущая долговая нагрузка (доля платежей по кредиту в доходе) среднего заемщика из Кемеровской области составила 32,22%, когда среднероссийский показатель равен 22,70%, приводит данные Волков. В отличие от большинства российских регионов показатель долговой нагрузки в течение 2015 года в Кемеровской области увеличился на 1 п.п., в то время как в среднем по России этот показатель за тот же период снизился на 3,91 п.п., отмечает Волков.

«Мы надеемся, что закон будет признан недействительным. Но готовы к тому, что будут причины для формального отказа удовлетворить нашу просьбу», — говорит Воронин.

Аман Тулеев поручил принять закон после случая в городе Искитим Новосибирской области, где вечером 30 марта четверо мужчин напали на семью женщины, которая не успела вовремя погасить долг по микрокредиту. Она утверждала, что коллекторы потребовали вернуть 240 тыс. руб., хотя сумма займа изначально составляла 5 тыс. руб., похитили мобильный телефон, избили ее мужа и ребенка, а с ней «совершили насильственные действия сексуального характера».

20 апреля прошло заседание комитета Госдумы по финрынку, на повестке которого было заявлено рассмотрение закона о коллекторах, подготовленного спикером Совета Федерации Валентиной Матвиенко. Однако из-за того что правительство должно внести в законопроект очередные поправки, рассмотрение законопроекта было перенесено на май.

РБК 22.04.2016

Если к вам пришёл коллектор
Работа Бюро с заемщиком начинается с официального обращения к заемщику, содержащего информацию о существующей задолженности, возможных способах ее погашения и предложением погасить ее в максимально...
Нам нужны профессионалы
НАО «Первое коллекторское бюро» - крупная российская компания, созданная в 2005 году, на сегодняшний день является одним из лидеров рынка коллекторских услуг в РФ. В настоящий момент штатная...