Просрочка в жилищном кредитовании снижается, а коллекторам достается все меньше свежей ипотечной «крови». // Фаина Филина, специально для Ipocredit.Ru

В России плохих ипотечных долгов гораздо меньше, чем в развитых странах. К примеру, в США официальная ипотечная просрочка по итогам 1 квартала 2011 года составила 8,32%, а в России – всего 3,6%. Причем, этот показатель продолжает снижаться: на 1 января 2011 года он равнялся 3,7%. Объем выдачи жилищных кредитов в первом квартале 2011 года, напротив, увеличился более чем в два раза по сравнению с аналогичным периодом 2010 года до 103,2 млрд. рублей.

Коллекторам из совокупного портфеля достается немного: по оценкам аналитиков, от 2% до 5%. Это понятно, ведь ипотечные просроченные долги – лакомый кусочек, так как они обеспечены залоговым имуществом, а точнее – купленными в кредит квартирами. Собственно, банкам самим проще разобраться с должниками, чем передавать их «чужим дядям» – коллекторам.

Хотя на то, что пусть и медленно, но планомерно, объем передачи «плохой» ипотеки коллекторам будет расти, надежда все-таки есть. Ведь банк чем должен заниматься? Его дело – открывать вклады, выдавать кредиты, но отнюдь не выбивать из заемщиков деньги. Так что кредитные организации со временем осознают все удобства работы с коллекторами.

Тому доказательство, что потребительские и автокредиты уже давно ушли на сторону, в надежные коллекторские руки. Передача же ипотечных долгов, по оценкам некоторых экспертов, – всего лишь дело времени. И все же, на откуп профессионалам отдадут только сложные проблемные жилищные ссуды. Ведь в массе своей ипотека любого качества интересует банкиров больше какого-то иного вида кредитования.

Опытом сильны

За рубежом коллекторский бизнес существует уже более века, за это время он стал неотъемлемой частью финансовых систем США и Европы. В России первые коллекторские компании появились в 2004 году. Их созданию предшествовало бурное развитие рынка кредитования и, как следствие, появление существенных объемов просроченной задолженности.

Пионерами коллекторского рынка были компании ФАСП, «Секвойя Кредит Консолидейшн», «Первое коллекторское бюро». Затем в Россию пришли зарубежные игроки – например, компания ЭОС (международная группа компаний EOS со штаб-квартирой в Германии). Сегодня в России уже функционирует около тысячи агентств. Практически столько же, сколько банков.

Однако с нормативной базой у взыскателей долгов похуже будет. В России до сих пор нет единого закона, регламентирующего деятельность коллекторских агентств, а вопросы передачи и сбора задолженности решаются в рамках Гражданского кодекса и сложившейся практики работы коллекторов с кредиторами.

Во многих европейских странах расходы по взысканию «проблематики» несут и кредитор, и должник. Так обстоит дело в Греции, Нидерландах, Норвегии, Польше, Португалии, Румынии, Швеции и Швейцарии. В других странах, включая Украину, Англию, Италию, Финляндию, Чехию и Бельгию, взыскание оплачивает банк. Реже встречается практика, когда затраты ложатся на должника, как, например, это происходит в Германии и некоторых скандинавских странах. Различные системы создавались с учетом особенностей законодательства отдельных государств и сложившейся практики работы коллекторов. В России пока нет четкого закрепления распределения расходов на законодательном уровне.

По оценкам коллекторов, средний срок работы коллекторских агентств с долгом составляет 3 месяца. По ипотечным ссудам срок «простоя», как правило, больше. За это время при штрафной ставке 0,5% в день размер долга по просроченному кредиту вырастает на 45%. То есть, если бы должник оплачивал только расходы коллекторского агентства на взыскание, которые составляют 20–25%, он получил бы возможность существенно, чуть ли не в 2 раза, сократить свои дополнительные издержки.

Если говорить о перечне расходов, то в некоторых странах – Финляндии, Голландии, Норвегии, Швеции, Украине, Италии, Эстонии – он закреплен законодательно и включает в себя фиксированную сумму на взыскание, процент от объема долга, расходы на судебное взыскание и другие статьи. В Бельгии, Чехии и Румынии все возможные расходы прописываются в договоре, заключаемом между банком и заемщиком. В Греции и Англии к числу расходов относят только судебные издержки, а в Швейцарии – комиссию на взыскание плюс расходы, понесенные в ходе этой процедуры. В России же, ввиду отсутствия необходимых нормативных актов, список расходов не оговаривается.

«Взыскание не всегда происходит успешно, поэтому во многих странах предусмотрен также порядок распределения расходов, когда долг вернуть не получилось, – рассказывает Ирина Поддубная, заместитель генерального директора, директора по развитию бизнеса коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн». – Например, в Бельгии, Финляндии, Дании, Голландии, Норвегии, Швеции и Украине в случае, если задолженность взыскать не удалось, затраты несет кредитор». В России при неудачном взыскании убытки ложатся на коллектора. Но здесь мы не уникальны: такой же порядок работы в Чехии, Греции, Италии, Португалии, Румынии, Эстонии и Англии.

«Когда существует гарантия того, что расходы даже при невзыскании будут возмещены хотя бы частично, коллекторские агентства могут выделить больше ресурсов на оценку и проработку портфеля должников – увеличить число звонков, SMS, визитов», – уверена Ирина Поддубная. И, напротив, когда расходы несет исключительно коллектор, агентства, по ее словам, вынуждены закладывать в размеры комиссий риски недополучения дохода. Это позволяет взыскателям компенсировать свои потенциальные затраты. Ведь зачастую банки передают на взыскание уже проработанные портфели, либо ссуды, в которых информация о должнике не является достаточной для результативного сбора задолженности.

Одно можно сказать точно – в некоторых странах деятельность коллекторских агентств довольно строго регламентирована. В этом есть как плюсы, так и минусы. У коллекторов больше ограничений, но одновременно и больше прав. В России нормативная база, связанная со взысканием «проблематики», практически отсутствует. Коллекторы жаждут принятия соответствующего закона, но уже который год, живут и творят в свободном, «беззаконном» пространстве.

Ипотека с запашком

Не секрет, что рынок ипотеки в 2010 году активно рос. Объемы выдачи жилищных кредитов увеличились по сравнению с кризисным 2009 годом в 2,5–3 раза. Конечно, до полного восстановления еще далеко, ведь падение объемов 2009 к 2008 году было более существенным – в 5 раз. Тем не менее, все говорит о том, что российский ипотечный рынок продолжит свой рост в ближайшие годы.

«Во многом этому будут способствовать привлекательные ипотечные ставки банков, которые уже почти сравнялись с докризисными, – считает Марина Дембицкая, начальник департамента розничного бизнеса МДМ Банка. – Цены на недвижимость, благодаря спаду, стали более привлекательными, а сама экономическая ситуация стабилизируется, и угроза потери дохода у населения снижается». Поэтому возвращается интерес к улучшению жилищных условий, в том числе, с помощью займа.

«Бурный рост рынка ипотеки мы склонны связывать с несколькими факторами, – продолжает Стефан Буайе, начальник управления стратегического маркетинга и качества банка BSGV. – Во-первых, произошло снижение процентных ставок. К началу 2010 года минимальная ставка составляла 16,75% годовых в рублях, а сегодня только 11,5% годовых. Во-вторых, уменьшился минимальный первоначальный взнос с 30% до 20%. В-третьих, стабилизировались, а в некоторых регионах даже выросли, цены на недвижимость». Кроме того, по мнению эксперта, положительно на развитии ипотечного рынка сказалось общее улучшение экономической конъюнктуры и оздоровление рынка труда. Значительно снизились риски потери работы или уменьшения дохода.

Сегодня на рынке ипотеки наблюдается резкий рост количества ипотечных сделок. Подобная активность банков и заемщиков в жилищном кредитовании свидетельствует об их уверенности в завтрашнем дне. Ожидания на послезавтра еще более оптимистичные. По оценкам Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) объем выданных жилищных кредитов в 2011 году превысит 600 млрд. рублей, что почти в 1,5 раза больше, чем в 2010 году – около 400 млрд. рублей. Далее прогнозируется рост российской ипотеки до 30% ежегодно.

Однако, по подсчетам АИЖК, в этом году потенциальным заемщикам не следует ждать серьезного снижения процентов. До конца года средневзвешенные ставки по рублевым кредитам (при условии благоприятного развития рынка) уменьшатся менее чем на 1% — до 11,8%. Для того чтобы ипотека подешевела, рынку как воздух необходима господдержка.

Складывается интересная для коллекторов ситуация. Рынок ипотеки демонстрирует стабильный рост, а ставки по кредитам если и продолжат снижаться дальше, то довольно медленно. При этом ожидается, что инфляция будет расти более высокими темпами, чем заявляют власти. Значит, заемщикам возвращать кредит будет сложнее, чем планировалось. Все эти обстоятельства, скорее всего, приведут к увеличению ипотечной просрочки, что не может не радовать коллекторов.

«Банки, нарастив кредитный портфель, будут вынуждены обратиться за помощью к профессиональным агентствам, чтобы справиться с новой просрочкой по ипотеке, – поясняет Ирина Поддубная. – Таким образом, в портфели коллекторов попадет больше «свежей» жилищной просрочки, поэтому ее доля в общем объеме проблемных долгов в работе у агентств возрастет».

Пока же, по словам Марины Дембицкой, наметилась обратная тенденция – ипотечная «проблематика» тает. На начало 2011 года этот показатель по рынку в целом находился на уровне 7–8% (доля кредитов, просроченных более чем на 1 месяц), что примерно на процентный пункт ниже показателя 2010 года. «Во многом это происходит за счет выдачи новых ипотечных кредитов, просрочка по которым существенно ниже, чем по ссудам, выданным до 2008 года, особенно в иностранной валюте, – поясняет она. – Безусловно, положительно на этот показатель влияют снижение уровня безработицы в России и общее улучшение экономической ситуации».

С этим мнением согласен Александр Федоров, председатель совета директоров коллекторского агентства «Центр ЮСБ». «Нам стали передавать гораздо меньше ипотечных кредитов, со ссудами до $500 тыс. банки теперь работают сами, – говорит он. – Раньше же в работу могли поступить любые кредиты, независимо от суммы». По словам эксперта, доля ипотеки в совокупном портфеле не растет. «В январе 2010 года банки активно стали выдавать потребкредиты. Теперь мы работаем с «новой» просрочкой в этом сегменте, – поясняет глава «Центр ЮСБ». – Но в ипотеке такого нет».

Коллекторы малые и федеральные

Оценка объемов ипотеки, передаваемых ко взысканию коллекторам, отличается у различных экспертов, но в любом случае показатель остается на невысоком уровне. По словам Марины Дембицкой, в 2010 году тенденция по увеличению объемов продаж банками ипотечной «проблематики» коллекторам была сломлена. «Дефолтность ипотеки начала улучшаться, и банкам стало выгоднее реструктуризировать залоговые кредиты либо взыскивать задолженность самостоятельно, чем продавать их коллекторам, – рассказывает она. – Можно отметить, что 90% продаж проблемных портфелей банков приходится на беззалоговые ссуды (потребительские и кредитные карты), доля ипотеки составляет лишь 2%».

По мнению Стефана Буайе, привлечение коллекторских агентств – это общемировая практика, получившая широкое распространение в России. О падении спроса на услуги коллекторов речи не идет. Но объем плохих долгов в целом по системе падает, отсюда и снижение «проблематики» в портфелях агентств. «Просрочка в банковском секторе увеличивалась на протяжении двух лет – с конца 2008 до конца 2010 года, но уже в начале 2010 года было отмечено снижение темпов роста, – поясняет Стефан Буайе. – В банке BSGV мы наблюдаем постепенное сокращение проблемной задолженности по ипотеке за прошедший год с 10,9% до 9,9%».

Популярность коллекторов, быть может, и не уменьшилась, но долги, передаваемые в их портфели, изменились как по количеству, так и по качеству. «Раньше нам активно передавали «кризисную» задолженность, то есть долги по жилью, которое было куплено до кризиса, – рассказывает Александр Федоров. – По ним действительно были проблемы. Цена недвижимости снизилась, поэтому денег после реализации залога не хватало, чтобы погасить ссуду».

Однако, банки, в целом, решили эту проблему: реструктурировали задолженность либо списывали ее часть, чтобы денег после реализации залога хватило на выплату по кредиту. Сейчас, по мнению эксперта, ипотечные взыскания уже не носят массового характера. «Взыскания по ипотеке – это, как правило, единичные, исключительные случаи, а не тенденция, как раньше», – подчеркивает Федоров.

По его словам, в условиях снижения предложения цены на ипотечные долги подросли. Этот парадокс связан с тем, что жилищные кредиты стали сложнее для взыскания. «Сейчас нам передают старые и сложные долги, по которым просрочка более года, – рассказывает он, – это особая категория». «Обычный» ипотечный долг в терминологии коллекторов – ссуда, по которой человек в кризис просрочил несколько платежей, но потом дела наладились и долг реструктурировали. «Также теперь нам передают очень «большие» долги – это ипотека более чем на 15 млн. рублей», – добавляет коллектор.

С остальными долгами банки работают сами. Да и вообще, по заключению экспертов, по ипотеке кредиторы готовы нести больше расходов на взыскание, дольше работать во внесудебном порядке и склонны чаще идти на реструктуризацию. Отметим, что вознаграждение за взыскание ипотечного кредита коллекторами сейчас составляет около 10% от суммы задолженности.

По итогам 1 квартала этого года в портфеле агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн» доля ипотечной «проблематики» составила 3%. В среднем по рынку этот показатель и того ниже – 2%. Однако Ирина Поддубная уверена, что ипотеки в портфелях коллекторов непременно станет больше. «Рынок ипотечного кредитования стабильно растет с конца 2010 года. Через некоторое время (ориентировочно через 0,5–1 года) начнет увеличиваться объем передаваемой просрочки по ипотеке в портфелях коллекторских агентств», – прогнозирует она.

Коллекторы выполняют задачу сбора денег, а перед банком может стоять не только эта цель, но и сохранение лояльности клиента в будущем. Чтобы «убить двух зайцев сразу», многие кредитные организации внедряют автоматизированные системы по работе с «проблематикой». Финансовые институты тратятся на «долговое» ИТ с большим удовольствием, чем на профессиональных взыскателей. «Это дает возможность держать весь процесс под контролем, – поясняет Владимир Вигура, руководитель проектов компании «Техносерв Консалтинг». – Немалую роль играет возможность учитывать и контролировать расходы на каждого заемщика».

Глобальная же тенденция, по оценкам экспертов, такова, что банки будут стремиться экономить средства, распределяя проблемных заемщиков по принципу: «простых» – себе, а «сложных» – коллекторам. Еще одной актуальной тенденцией является привлечение государства в тех случаях, где его поддержка просто необходима. В том числе, в сегмент проблемных ипотечных долгов. В качестве примера можно привести программу «Активная реструктуризация» Агентства по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов. Это платный сервис для банков по восстановлению платежеспособности заемщиков, допустивших просрочку по ипотеке.

Если к вам пришёл коллектор
Работа Бюро с заемщиком начинается с официального обращения к заемщику, содержащего информацию о существующей задолженности, возможных способах ее погашения и предложением погасить ее в максимально...
Нам нужны профессионалы
НАО «Первое коллекторское бюро» - крупная российская компания, созданная в 2005 году, на сегодняшний день является одним из лидеров рынка коллекторских услуг в РФ. В настоящий момент штатная...