Коллекторов попросили умерить аппетиты

Банкиры могут захлебнуться в «плохих» долгах

Депутаты Госдумы от «Справедливой России» готовят поправки к Закону «О потребительском кредите», фактически запрещающие продажу банками долгов своих клиентов-физлиц коллекторам. 

Под угрозой окажутся банки, бизнес которых составляет необеспеченное розничное кредитование: «Русский стандарт», банк «Хоум кредит», «ОТП банк», «ТКС банк» и другие. 

Не лучший момент

О подготовке изменений к Закону «О потребительском кредите» стало известно в начале марта. Законопроект предлагает запретить продавать долги по кредитам физических лиц третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности. Инициатива принадлежит депутатам фракции «Справедливая России» во главе с Оксаной Дмитриевой. Основной аргумент – защитить клиентов банков от недобросовестных участников коллекторского рынка. 

Юристы с аргументацией в целом согласны. «Внесение таких изменений представляется актуальным и необходимым, так как в последнее время постоянно увеличивается количество коллекторских агентств, занимающихся буквально «выбиванием» денег с должников и не ограничивающихся законными способами», – говорит Алена Дубровина, адвокат КА «Юков и партнеры». 

Банковские эксперты, в свою очередь, считают, что момент для принятия законопроекта выбран самый неудачный. «Принятие такого закона очень маловероятно, так как в обратном случае банковский бизнес претерпит очень существенные изменения, а коллекторы вообще исчезнут», – отмечает аналитик инвестиционного холдинга «Финам» Антон Сороко. Банкам сейчас как никогда нужны «санитары» активов в лице коллекторов. 

Дело в том, что разразившийся в прошлом году и все еще не закончившийся экономический кризис прежде всего ударил по банкам. Во-первых, мощное давление на стабильность банковского сектора оказали санкции Евросоюза и США, перекрывшие банкам доступ к международному капиталу. Во-вторых, после резкого снижения доходов населения все из-за того же кризиса банки испытали рост просрочек по кредитам из-за того, что население оказалось более не способно обслуживать кредиты (прежде всего валютную ипотеку). В 2014 г. доходы населения, по оценке Росстата, снизились на 1% в реальном выражении по сравнению с 2013 г. В 2013 г. был рост на 4%. В-третьих, рост ключевой ставки ЦБ РФ в середине декабря фактически остановил кредитование компаний в стране. Однако и до роста ставок компании испытывали серьезные проблемы с обслуживанием долгов. Многие не могли завезти импортные товары из-за санкций, другие пострадали из-за девальвации рубля, третьи не сумели найти покупателей из-за падения платежеспособности граждан.

В итоге процент «плохих» кредитов во всех банках в прошлом году резко вырос. И банкам, и компаниям стало не под силу обслуживать взятые ранее кредиты. В этих условиях банки обязаны зарезервировать 100% такого кредита, то есть списать его сумму из прибыли. Это банки и вынуждены были сделать: по их годовым отчетам заметно, что в России почти не осталось прибыльных банков. По данным ЦБ РФ, в прошлом году прибыль банковского сектора снизилась на 41%, до 589 млрд руб., основной причиной чего стало именно создание резервов по «плохим» кредитам. В 2015 г. эта тенденция продолжает фиксироваться, и в январе банки получили 24 млрд руб. убытка в целом по сектору.

Продажа просроченных кредитов коллекторам – единственный способ для банка снизить давление на капитал. Если значение достаточности капитала банка снижается до минимально определенного ЦБ, то банк может быть санирован или даже лишен лицензии.

Крупная рыба

От инициативы «Справедливой России» прежде всего пострадают банки, активно работающие с населением. При этом отрасль pos-кредитования (выдача ссуд в торговых сетях) испытает наиболее мощное потрясение. Однако и крупным банкам, клиентская сеть которых максимально диверсифицирована, а подходы к заемщикам наиболее серьезные, придется несладко.

Пользуясь услугами коллекторов, крупнейший в стране банк – Сбербанк – продает значительные портфели «плохих» кредитов. В 2013 г. он передал коллекторам 17,7 млрд руб. проблемной задолженности, в 2014 г. объявлял тендер на 7 млрд руб. Банки продают кредиты, которые просрочены практически безнадежно (на срок свыше 360 дней), при этом коллекторы их покупают всего за 1–2% от стоимости. Судя по отчетности Сбербанка по МСФО за девять месяцев 2014 г., долгов, платежи по которым задержаны уже более чем на полгода, у банка на 65,1 млрд руб. Большую часть этих кредитов (почти 92%) «Сбер» зарезервировал.

Сбербанк может позволить себе не торопиться с продажей этого огромного пакета просроченного долга. По состоянию на 1 марта достаточность капитала банка по нормативу Н1.0 составляет 11% (при минимуме 10%), а уровень просроченной задолженности по кредитам физлицам – 2,7%. Это один из лучших показателей на рынке, а значит, вопроса о немедленном списывании долгов перед банком не стоит.

Значительно более активен на коллекторском рынке основной конкурент Сбербанка – «ВТБ 24». В 2013 г. он продал третьим лицам около 20 млрд руб. неработающих кредитов, в 2014 г. планировал продать 18 млрд руб., однако не смог найти покупателя. Дело в том, что коллекторы надеялись купить пакет менее чем за 2% его стоимости, что не устроило банк. 

По данным международной отчетности группы «ВТБ» за 2014 г., банк зарезервировал потребительских кредитов на 60 млрд руб. Часть этой суммы банк, очевидно, планирует к продаже коллекторам. Достаточность капитала банка (12%) пока также позволяет ему повременить с продажей долгов, однако рост просрочки за год – с 4,7% до 5,8% (по совокупному кредитному портфелю) – довольно опасен.

Другие крупнейшие банки страны на рынке цессии (продажи долгов третьим лицам) неактивны и поэтому не пострадают из-за возможного его запрета. Например, Россельхозбанк (шестой крупнейший банк в стране) выходил на этот рынок в 2013 г. и предлагал к продаже три пакета долгов по 200 млн руб., что является незначительным объемом для банка с его 250 млрд руб. розничных кредитов. В 2014 г. Россельхозбанк не нашел покупателя на пакет из чуть менее 1 млрд руб. долгов. Пока не выходит на рынок цессии и третий крупнейший банк страны – Газпромбанк. 

Интерес к коллекторам у банков увеличивается со снижением объема собственных средств и ростом рискованного кредитования (активность в выдаче кредитов наличными, кредитных карт и других беззалоговых ссуд). В этом смысле среди банковского «крупняка» выделяется Альфа-банк, выходивший на рынок цессии в прошлом году с 2,5 млрд руб. «плохих» долгов. Альфа-банк – постоянный участник рынка цессии с 2010 г., тогда банк продал портфель объемом более 1 млрд руб. На 1 июля банк имеет 56 млрд руб. потребительских кредитов, при этом он определяет как индивидуально обесцененные 11 млрд руб. кредитов по картам и потребительским займам. Впрочем, Альфа-банк имеет собственную коллекторскую структуру, которая может облегчить банку эту ситуацию. 

Остальные банки из Топ-10 не проявляют активности на рынке цессии, а их достаточные объемы собственных средств и анонсированные программы госпомощи позволят им создать необходимые резервы под просроченную задолженность. 

Вымирающий сектор

Основной удар от принятия законопроекта придется по банкам, активно занимающимся необеспеченным pos-кредитованием и «карточным» бизнесом. К таким банкам относятся «Русский стандарт», «Хоум кредит», «ТКС банк», «ОТП банк» и ряд других. Именно у них из-за падения платежеспособности населения и «вызревания» просрочки по ранее выданным кредитам самая шаткая позиция по капиталу. Именно нарушение нормативов по капиталу, напомним, привело к недавней санации банка «Траст». А продажа долгов коллекторам является удобным способом «очистки» активов от неработающих ссуд. 

Банк «Русский стандарт», специализирующийся на кредитных картах и беззалоговом кредитовании населения, – один из самых активных участников рынка цессии. Для улучшения доступа к этому рынку он, как и Альфа-банк, также создал собственную коллекторную структуру. Причем, судя по отчетности, активно ее использует. Согласно последней отчетности банка по МСФО (1 полугодие 2014 г.), этот банк на 1 июля из портфеля по кредитным картам в 19 млрд руб. списал или продал почти половину – 9 млрд руб., по портфелю потребкредитов в 2,4 млрд руб. – 1,6 млрд руб., по кредитам наличными в 9,5 млрд руб. – 4,6 млрд руб. В случае закрытия рынка цессии банк будет вынужден либо списать долги, либо зарезервировать их, либо привлечь свою коллекторскую «дочку» в качестве агента. 

Напомним, что сейчас коллекторы сотрудничают с банками в двух направлениях: либо покупают у них безнадежные долги (цессия), либо по агентским договорам вместо банка осуществляют коммуникации с его должниками. Инициатива «Справедливой России» запрещает первое направление, но никак не трогает второе. 

Высокий процент «плохих» кредитов в течение нескольких последних лет ухудшает показатели банка «Хоум кредит». Доля просроченной задолженности (NPL) в его портфеле за прошлый год выросла до рекордных 15,6% с 11,7%, как констатирует банк, «в результате общерыночной тенденции к ухудшению качества активов». Судя по данным отчетности банка за 2014 г., из портфеля потребкредитов на 63,6 млрд руб. он зарезервировал 5,8 млрд руб., из портфеля кредитов по картам в 46,4 млрд руб. – 11,8 млрд руб. Эти пакеты банк может планировать к продаже коллекторам. 

Банки сегмента pos-кредитования отказались комментировать свои планы относительно инициативы «Справедливой России». Однако в целом банкиры от ее прохождения не ожидают конца света. 

Как поясняет «Ко» руководитель дирекции взыскания проблемной задолженности физических лиц «Уральского банка реконструкции и развития» Виктор Черванев, запрет рынка цессии достаточно давно обсуждается на рынке, и сегодняшняя ситуация – лишь развитие процесса, причем она никак не связана с кризисом. По мнению эксперта, от ввода в действие поправок банки не сильно проиграют, скорее, пострадают сами заемщики. «Мы можем увидеть повышение стоимости кредитов, ужесточение условий андеррайтинга (отбора заемщиков. – Прим. «Ко») или снижение маржинальности кредитных продуктов для банка», – считает Виктор Черванев. 

Прохождение предложения «Справедливой России» будет способствовать сокращению кредитования в стране, согласна директор департамента розничных операций Инвестторгбанка Эмма Пономарева. «Если сейчас продать «плохие» долги коллекторам можно, скажем, за 5–10% стоимости, тем самым хотя бы частично возместив убытки кредитной организации, то в случае принятия закона убытки банков однозначно вырастут. Соответственно банки будут ужесточать требования к заемщикам и увеличивать стоимость кредитов, что, в свою очередь, скажется на сокращении объемов кредитования», – поясняет Эмма Пономарева. По ее словам, Инвестторгбанк в 2015 г. на рынок цессии выходить не планирует. «Мы не пользуемся услугами коллекторов, а сами занимаемся процессом взыскания долгов», – подчеркивает Эмма Пономарева. 

Банки и без инициативы «Справедливой России» уже стали менее активно передавать долги коллекторам, отмечает директор департамента продаж QB Finance Зелимхан Мунаев. «Причина заключается в том, что за времена стабильности в них сформировались и обучились отделы по взысканию, которые работают более профессионально, чем средний коллектор, – говорит он. – Держать «плохие» долги на балансе может быть выгодно, если рассчитываешь получить помощь от государства и улучшить свой баланс». Сейчас помощь от Агентства по страхованию вкладов в объеме 1 трлн руб. могут получить 27 крупнейших банков страны, на балансах которых немало «плохих» долгов, накопленных за кризисный год. 

Маловероятный сценарий

Сами коллекторы сомневаются в запрете рынка цессии в России. «Нет смысла спекулировать на эту тему, так как вопрос ограничения продажи долгов периодически всплывает, но всякий раз тонет вновь», – говорит управляющий директор «Национальной службы взыскания» Антон Дианов. Аргумент против один – пострадают банки и их клиенты. «Продажа портфелей коллекторам – насущная необходимость. Закрыв для них такую возможность, законодатели могут серьезно навредить банковской системе, что в результате неминуемо почувствуют на себе их клиенты – физлица», – констатирует Антон Дианов. 

Другие коллекторы согласны: в закрытии рынка не заинтересован никто. Коллекторский рынок в России существует уже более десяти лет, а в Европе – свыше тридцати лет. Опыт западноевропейских стран и накопленный за этот период времени опыт в России, а также рост объема рынка цессии с каждым годом только подтверждают востребованность такого инструмента, как переуступка прав требования, рассказывает гендиректор «Первого коллекторского бюро» Павел Михмель. По его словам, неплательщики по кредитам не всегда правильно понимают, имеют ли они дело с коллекторами или со службами взыскания самих банков либо другими лицами, оттого и возникло негативное отношение к коллекторам. По мнению эксперта, лучшим вариантом либерализации рынка взыскания долгов было бы принятие закона о коллекторской деятельности, а не упразднение рынка в принципе. «Это поможет в дальнейшем понимать, кто действительно коллектор, а кто к ним не относится», – уверен Павел Михмель. 

Аналогичного мнения придерживается и президент коллекторской компании «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Докучаева: «Если мы посмотрим на лучшую международную практику, то увидим, что рынок цессии существует и активно развивается во всей развитых и развивающихся странах, к которым относится и Россия. Все это дает основания полагать, что предложенная «Справедливой Россией» инициатива вряд ли будет одобрена правительством и Государственной Думой».

20.03.2015 г.                                                                                                        Компания

Если к вам пришёл коллектор
Работа Бюро с заемщиком начинается с официального обращения к заемщику, содержащего информацию о существующей задолженности, возможных способах ее погашения и предложением погасить ее в максимально...
Нам нужны профессионалы
НАО «Первое коллекторское бюро» - крупная российская компания, созданная в 2005 году, на сегодняшний день является одним из лидеров рынка коллекторских услуг в РФ. В настоящий момент штатная...